Продолжение «Сказки самой длинной ночи»
Глава 2. Принц Уррр
«Наяву ли, в бреду иль спросонок,
Только помню с далекого дня -
На лежанке мурлыкал котенок…»
Сергей Есенин
Все началось, когда… Да, когда они уже все начали бегать, резвиться, шалить. Получилось, что весь большой дом в два этажа оказался в их распоряжении, и как же тут было не радоваться и не пытаться узнать границы их владений. И это было чрезвычайно увлекательно и весело. Может быть поэтому, а, может быть, замысел заранее предусматривал такое развитие сюжетов их жизней. Даже сейчас он все еще не знал…
Сначала все люди от мала до велика вооружились маленькими коробочками, которые беспрестанно щелкали и вспыхивали. Они их называли «телефонами», а процесс «фотосессией». Люди старались запечатлеть их во всех ситуациях и положениях. И когда они играли все вместе и в одиночестве, и когда ели, когда прыгали и прятались, когда посещали секретное место – туалет, и даже, когда спали… Мама-кошка было очень недовольна. Она старалась их подгрести поближе к себе и укрыть лапами и хвостом. Она - то сразу почувствовала в этих действиях угрозу их спокойствию и благополучию.
Потом, начался шквал звонков и разговоров. Люди говорили в свои коробочки, присаживались на корточки рядом с их лежанкой, ласково почесывали и поглаживали за ушками, подносили телефоны к самым носам малышей, а мама, как этому ни противилась, ничего противопоставить этому натиску не могла, потому что у нее не было причины сомневаться в их добрых намерениях.
И вот наступил день. С самого утра, после утреннего кормления, их всех причесали щеткой – они еще удивились новой забаве, лежанку их вынесли в переднюю, в которой до этого была сделана генеральная уборка, а двери в другие помещения закрыли. И тут раздался настойчивый звонок в дверь.
Хозяева с милыми улыбками открыли двери и впустили чужаков. Это была уже взрослая семейная пара. Завидев котят, они тоже начали улыбаться и сюсюкать, говорить явно не своими голосами, изображая умиление и необыкновенный восторг от знакомства с кошачьим семейством. Вдоволь умилившись, уже совсем другими скучными голосами стали обговаривать какие-то рутинные вещи, а затем внесли в переднюю странный предмет, не то коробку, не то клетку, с дверкой и ручками. Поставив предмет рядом с кошачьей лежанкой, чужаки и хозяева обменялись бумагами и бумажками. Люди снова очень обрадовались и оживились.
Мама-кошка, наблюдая за всеми этими действия обреченно-грустными глазами, подтащила к себе старшего, основательно и тщательно вылизала его голову. При этом она старалась внушить ему, что он, бесспорно, достоин этой чести, и что он ни в коем случае не подведет и не пропадет. А этим людям он просто необходим, должен же кто-то приглядывать за ними в это непростое время и в этом запутанном мире. И, хотя, никто из котят (как и среди людей) ничего не понял, серый отважно вылез из лежанки, бросил взгляд на брата и сестер, и последний, полный бесконечной любви, на маму, и пошел навстречу чужакам. Те несказанно обрадовались, тетенька сразу взяла его на руки, захлебываясь от переполнивших чувств, от того, какой он отзывчивый, какой сообразительный, безусловно, умный котенок теперь у них есть. И они еще немного поговорили все вместе, а серый все сидел на руках и даже принялся урчать, как бы подтверждая слова и кошки, и хозяйки и всех, участвующих в разговоре. Потом его посадили в коробку с ручками, куда заранее была положена пеленка из их лежанки. И чужаки ушли, унося в переноске старшего брата. Дверь за ними затворилась и в один миг стало очень тихо.

Кошка еще некоторое время пребывала в некотором ступоре. Ведь так все внезапно быстро произошло. И вот уже старший уехал в свое собственное царство. Но за него она не беспокоилась, ну так, чуть-чуть. Он ведь самый сильный из всех, и чужаки очень спокойные и уравновешенные люди, будет над кем ему верховодить. А в этом она совсем не сомневалась.
На следующий день все повторилось, только на этот раз к ним пришли две пожилые дамы, сестры – близнецы, да еще и старые девы. Они приготовили корзинку побольше, чем вчерашние гости, и целую тетрадочку с вопросами. Сначала они обстоятельно беседовали с хозяевами, записывали ответы в принесенную тетрадь, и только потом осмелились подойти к лежанке. В них чувствовалась неуверенность и тихая радость. В один миг распахнулись их два стареньких сердца навстречу маленьким сердечкам дымчатых малышек. Они бесконечно бережно вынули их из лежанки, старались заглянуть в глаза, погладить и даже поцеловать, но не осмеливались.

- Посмотри, дорогая, мы с ними одной масти, - сказала одна из гостий, поднося котенка к своей голове.
И, действительно, цвет почти совпал. И это вызвало робкий смех. А котята, сидя на руках, принялись играть кто воротничком в рюшах, кто пуговкой. И это было знаком для них …
Мама-кошка совершенно спокойно наблюдала эту сцену. Всё было предельно ясно, ее малышек никогда и ни за что не обидят эти женщины, скорее наоборот. Когда перед уходом кошечки-сестрички оказались опять рядом с мамой, та их так же ласково, как и старшего, вылизала, а наставлений никаких не дала. Они же кошки, а, значит, соображений им хватит своих.

После отъезда сестер, мама притянула своего самого младшего поближе к себе и долго-долго вылизывала, и пела ему. Он был ее самым дорогим – Принцем Урррр.
Кстати, его единственного из всех и раньше всех начали так называть, ведь других котят назовут их новые хозяева, а этого решили не отдавать, или хотя бы попозже, чуть-чуть попозже…
И жизнь его текла тихо и спокойно под покровительством мамы. И ничто не предвещало…

Жестокий ветер сменился морозом, ночью было совсем невозможно лежать. Хорошо, что коты – ночные животные, и видят лучше собак, и совсем не пахнут, это, согласитесь, неоспоримое преимущество. Ночью он выбирался из своего укрытия и отправлялся на поиски еды. Для этого надо было по узкой наклонной балке, обозначавшей место лестницы, спуститься на землю и очень осторожно, чтобы не разбудить местных собак, покинуть пределы стройплощадки. А там - по заранее намеченному маршруту, по мусорным бакам близлежащих домов. Но и с этим в последнее время стало очень плохо, мороз так «схватывал» их содержимое, что порой казалось, зубы тоже вмерзнут, пока отдираешь подходящий кусочек, да и конкуренция становилась все сильнее, ведь он далеко не единственный бездомный кот в округе.
Так он бродяжничал почти до рассвета, а с первыми машинами отправлялся на свое место, и вся его жизнь стала одной длинной студеной ночью.
Из книги «Под покровительством кошки»


more